Застроить Северный лес – это же аксиома

Общество 13.07.2020, 11:44
Поделиться

Воронежский Северный лес, который в прошлом году обещал защитить лично губернатор Александр Гусев, похоже, вновь оказался на грани уничтожения – теперь лесопарк завален сухими деревьями, которые в жару могут вспыхнуть от любой искры.


Предыстория


Северный лес – участок земли на окраине Коминтерновского района, поросший хвойными и лиственными деревьями. С каждым годом лесной массив становится все меньше, лишая горожан возможности дышать свежим воздухом. Не удивительно, что участок является лакомым куском для застройщиков, Северный – самый дорогой из спальных районов Воронежа, квадратный метр жилья здесь на вес золота. Согласно кадастровой карте Северный лесопарк – это десятки отдельных участков, владельцами которых являются частные лица. Со всех сторон лес уже окружают многоэтажки и круг постоянно сужается. Пожалуй, сегодня, скорее удивительно, что лесной массив еще сохраняется, хоть в каком-либо виде. Но ситуация уже начинает выглядеть катастрофической.



Особо охраняемая территория


В 2013 году компанией «Аксиома» была предпринята попытка перевести часть Северного леса, расположенного рядом с улицей Миронова, в зону, предназначенную для жилой застройки. Были назначены публичные слушания, которые, скорее всего, закончились бы в пользу застройщика. Однако после обращения местных жителей к исполняющему тогда обязанности мэра Воронежа Геннадию Чернушкину, слушания были отменены и «Аксиома» осталась ни с чем.


Год спустя губернатором Алексеем Гордеевым был подписан приказ о присвоении Северному лесу статуса особо охраняемой природной территории, а еще через несколько лет, уже при нынешнем губернаторе Александре Гусеве, Северный лес включили в границы зеленого пояса Воронежа. На данной территории запрещено использовать химикаты, образовывать свалки, добывать полезные ископаемые, а также возводить капитальные постройки, которые не связаны с лесной инфраструктурой.



Неизвестная болезнь


Однако в 2019 году сосны в Северном лесу вдруг поразила неизвестная болезнь – едва ли не в каждом дереве на уровне человеческого роста появились дыры, сильно напоминающие рукотворные. Воронежские власти резко осудили местных короедов и губернатор лично потребовал найти и наказать виновных, а также предотвратить уничтожение деревьев.



Был ли кто-либо привлечен к ответственности за намеренное вредительство – неизвестно. По словам местных жителей, сверлить деревья перестали, но результат прошлогодних действий преступников жители увидели этой весной: просверленные деревья стали погибать и падать. Несомненно, это не исключает вероятности того, что сосны в Северном лесу, как утверждают экологи от власти, действительно могут болеть, но то, что сверление стволов вряд ли способствовало их оздоровлению – очевидно.


Ждать беды


У нас сохранились фотографии, сделанные весной этого года. На них лес, еще не поросший зеленью, выглядит ужасающе – десятки сухих стволов, которые никто не убирает.




На более свежих фотографиях картина уже не кажется столь шокирующей. Причина проста – валежника не стало меньше, просто его не так видно в густой высокой траве. Кроме того, небольшую лепту все же вносят местные жители – несколько человек из близлежащих домов собственными силами, не дожидаясь помощи от властей, собирают поваленные стволы и хотя бы пытаются немного приводить лес в порядок.



Департамент экологии же Воронежской области бодро отрапортовал в середине июня, что Северным лесом займутся в… августе: уберут валежник и посадят новые лиственные деревья, вместо погибших сосен. Вполне возможно, что это благая инициатива, действительно, направлена на спасение Северного леса. Но хочется напомнить, что в регионе уже вторую неделю стоит аномальная жара, лесные пожары угрожающе напоминают лето 2010 года, когда дымом была затянута вся область. Поваленные сухие стволы в такую погоду могут вспыхнуть в любую минуту – от человеческой небрежности или от удара молнии и, очевидно, что огонь по сухому валежнику будет распространяться с огромной скоростью. Если это очевидно простому обывателю, не понятно, почему об этом не догадываются те, кто принимают решения.


Ищи, кому выгодно


Выяснить доподлинно, какие же «частные лица» являются собственниками участков в Северном лесу, нам так и не удалось. Удивительным образом ни в Управлении Росреестра, ни в правительстве области предоставить информацию не смогли. Впрочем, вполне вероятно, что имена собственников нам бы ни о чем и не сказали. Гораздо более интересно то, у кого в аренде эти участки находятся. А по информации нашего источника, арендатором участков является все та же компания «Аксиома», которая, похоже, так и не смирилась с поражением в 2013 году. И которая еще тогда называла 15 га леса кустарником, который не жалко вырубить под строительство очередного жилого массива. Ну, а если он к тому же вдруг случайно сгорит или будет уничтожен неизвестной болезнью, тогда и вовсе говорить будет не о чем.



Из ответа Росреестра следует, что «информация о территориальной зоне, в которой находятся указанные земельные участки (мы перечислили в запросе участки, на которых были уничтожены деревья) не внесена во ФГИС ЕГРН (Федеральная государственная информационная система ведения Единого государственного реестра недвижимости). Согласно сведениям карты градостроительного зонирования предположительно данные земельные участки относятся к зоне Р2 – зона лесопарков. Зона выделена для обеспечения условий сохранения и рационального использования существующего природного ландшафта (территорий лесонасаждений не входящих в лесной фонд) и создания экологически чистой окружающей среды в интересах здоровья населения».


Однако в ведомстве поясняют, что «категория земель, на которых расположены указанные земельные участки – земли населенных пунктов. Состав и порядок подготовки документов для перевода земель или земельных участков в составе таких земель из одной категории в другую установлен ст. 2 Федерального закона от 21 декабря 2004 г. N 172-ФЗ "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую". Согласно п. 1 указанной статьи для перевода земель или земельных участков в составе таких земель из одной категории в другую заинтересованным лицом подается ходатайство о переводе земель из одной категории в другую или ходатайство о переводе земельных участков из состава земель одной категории в другую в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, уполномоченные на рассмотрение этого ходатайства». Если решение будет положительным, собственник получит право на строительство таких объектов, как, например, парковка или газораспределительный пункт, а по результатам общественных слушаний сможет построить даже спорткомплекс, стадион, бассейн, автодром или мотель. Конечно, жители на слушаниях будут рады очередному фитнес-клубу вместо леса и проголосуют «за».



Вишенка на торте


И последняя информация к размышлению. Участок с кадастровым номером 36:34:0203008:8966. Для тех, кто живет поблизости – это участок, расположенный за просекой, которая уже по сути превратилась в дорогу. К как таковому Северному лесу, он уже не относится, но наблюдение интересное. Согласно кадастровой карте, это земли Лесного фонда, разрешенное использование участка – «Для размещения объектов лесного фонда». Однако около года назад там началось масштабное строительство. Сегодня любой прохожий может увидеть, что там красуется здание Россетей. Однако, по документам это, видимо, ларек с мороженным. По крайней мере, ответ Росреестра выглядит так, обратите внимание на последнее предложение и сравните его с фото:


- Участок с кадастровым номером: 36:34:0203008:8966 является участком лесного фонда, предоставлен в аренду для строительства, реконструкции и эксплуатации линейного объекта ПАО «Межрегиональная распределительная компания Центра». Управление не располагает сведениями о нахождении объектов капитального строительства на данном лесном участке.




Поэтому удивляться тому, что на особо охраняемой территории могут появиться, если не жилые дома, то парковки и спорткомплексы - а последних в Северном микрорайоне, кстати, и так переизбыток на душу населения - не приходится. А вот топорной работе представителей строительного лобби – пожалуй, да. Уничтожить под шумок лес, чтобы можно было его использовать в своих интересах – можно было до развития соцсетей и появления интернет-приемных в правоохранительных ведомствах. Сейчас такой «прием из 90-х» вряд ли сможет пройти незамеченным. А правы мы или нет – будет видно уже в ближайшее время.


Анна Филатова.


0 комментариев

, чтобы оставлять комментарии