​Выборы-2020: воронежские политические кланы

Власть 03.03.2020, 15:58
Поделиться

Таково есть свойство власти: когнатные узы, совокупные интересы в бизнесе, а порою и неоднозначные деяния объединяют разного рода людей гораздо прочнее, чем официальные партии и ведомства. Так какие же «кланы» находятся сегодня на лидирующих координатах в Воронеже?

Строительный

Если рассматривать по численности кресел в парламентах и должностей в администрациях, самым внушительным выглядит «строительный клан» Воронежа.Его достижения в полной мере очевидны. После краха промышленности строительная индустрия стала ведущей отраслью экономики столицы Черноземья – пропорционально возрос и авторитет её «командиров». Возведение жилых домов оказалось более чем выгодным делом. Современные воронежские руководители строительных компаний пребывают в стойком сосуществовании с действующей властью. Двусторонняя польза лежит на поверхности: строителям необходимы новые участки земли в лакомых местах, а функционерам надо исполнять закон и выдавать жильё льготникам и людям, проживающим в ветхих домах.

Транспортный

Главным «жирным минусом» Воронежа издавна принято считать общественный транспорт. За такое положение дел отвечает «транспортный клан». Его ключевой представитель – депутат городской Думы Дмитрий Крутских, глава группы компаний «Автолайн», являющейся крупнейшим перевозчиком в Воронеже. Кстати, в свое время Крутских даже возглавлял управление организации городских пассажирских перевозок. В областной Думе транспортное лобби представлено бывшим спикером Владимиром Ключниковым, который как депутат входит в комитет по транспорту, дорожному хозяйству и безопасности.В этой сфере он трудится очень много лет.

Коммунальный

Также на политической арене светится «клан коммунальщиков», утвердившийся, в первую очередь, в городской Думе. По всей видимости ни для кого из специалистов, прекрасно знакомых с воронежским жилищно-коммунальным хозяйством, не является тайной, что 16 крупных управляющих компаний, которые обслуживают 60% многоэтажных домов Воронежа, подлежат контролю унитарной системе. Семь лет назад она именовалась Воронежской коммунальной палатой и, якобы, была связана с предпринимателем Вадимом Ишутиным. Несмотря на то, что весной 2013 года в офисе палаты состоялись обыски, тем не менее, уголовное дело о пропаже 500 миллионов рублей коммунальных платежей развалилось. Бюрократически ВКП прекратила свой существование, но так ли это на самом деле? Управляющие компании все также пользуются услугами крупнейшего в регионе расчётного центра АО «Единая процессинг-сервисная система жилищно-коммунального хозяйства Воронежской области» (ЕПСС). Официально – это лишь подрядчик, рассылающий платежки собственникам. Однако, в «закулисье» коммунального бизнеса поговаривают, что именно здесь сосредотачиваются полученные с воронежцев деньги.

Силовой

Следующий – «Клан силовиков». Однако, надо отметить, что времена, когда главные региональные силовики были местными, закончились в 2008 году. Последним из воронежской команды убыл теперь уже бывший областной прокурор Николай Шишкин. Задача силовых «бонзов» сегодня – это проведение федеральной ведомственной политики и исполнение роли больших арбитров. Силовики, безусловно, играют роль в региональной политике, в особенности это относится к начальнику УФСБ Олег Нефедов, находящемуся на должности с 2015 года. Прокуратура пережила кадровые изменения, и новый облпрокурор Александр Гулягин пока входит в курс дела. Что же до начальника воронежского главка Михаила Бородина, то он с момента своего назначения в 2018 году ведет себя весьма скромно как на политической, так и на медийной аренах – ни официальных выступлений, ни интервью.

Расклад политических сил

Выборы в Воронежскую областную думу пройдут в сентябре 2020 года. В составе областной думы VI созыва большинство депутатов от «Единой России» – 51 депутат, от ЛДПР и «Справедливой России» по 1 депутату и от КПРФ – 3.

Интересно понаблюдать за поведением политиков областного уровня. Губернатор Александр Гусев сильно заинтересован в абсолютном контроле над любыми процессами, происходящими в области, в том числе в ликвидации всяческих намёков на «клановость». И, по идее, он стремится нивелировать все возможные группы влияния.

А участники «кланов» в это время занимают выжидательную позицию до тех пор, пока губернаторский нажим не ослабеет, и ситуация не сложится для них в наилучшем виде. Данный тактический шаг предполагает отход в хитрый форчекинг, то есть «нападать» везде, где только возможно, но при этом – скрыто. Такое положение вещей диктует начало этапа некоей беспорядочности для «клана чекистов-администраторов» депутата Государственной Думы Андрея Маркова. Но не стоит забывать, что «марковцы» оставляют за собой устойчивое нахождение в пуле правительства Воронежской области да и к тому же пребывающие под конфиденциальной эгидой бывшего губернатора Алексея Гордеева.

Настороженно следит за событиями и так называемый «клан старожилов», состоящий из членов областного правительства, которые сумели сохранить свои места со времён, когда губернатором был Гордеев. Их вполне можно назвать неким «объединением» под крылом вице-губернатора Виталия Шабалатова.

Неверно было бы обойти вниманием председателя воронежской облдумы и бессменного лидера местных единоросов Владимира Нетесова. Он представляет из себя, скорее всего, самый основной «центр тяжести», так как имеет с одной стороны основанные на взаимном доверии дружеские взаимоотношения со спикером Государственной Думы Вячеславом Володиным, а с другой – сам является значительной фигурой в «Единой России» в государственных масштабах. Так что его можно с уверенностью назвать главой «клана личного имени», с которым можно ассоциировать почти половину депутатов областной Думы.

Что касается Воронежской области, то ключевое требование к выборам в областную и городскую Думы обозначил в начале текущего года губернатор Гусев.

«Считаю, что, примерно, те же уровни успеха, которые ранее были достигнуты всеми партиями при выборах в городскую и областную Думы, должны сохраниться», – заявил он в интервью газете «Коммерсант».

Другими словами, Александр Гусев поставил перед региональным отделением «Единой России» чёткую задачу взять на выборах-2020 те же результаты, что и на выборах-2015. То есть, 51 мандат в воронежской областной Думе из 56 и 29 мандатов в городской Думе Воронежа из 36. Конечно, сложно обозначить как успех нынешние 5 депутатских кресел системной оппозиции: КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР в региональном законодательном собрании и 7 мест в городском парламенте. Но губернатор считает, что больше оппозиции не надо!

Еще один любопытный факт – в середине февраля Александр Гусев встретился с заместителем худрука МХАТ им. М. Горького по литературной части, писателем Захаром Прилепиным. Это говорит о том, что представители новых партийных проектов пошли в регионы. Из них самый заметный – господина Прилепина «За правду».

Прилепин человек не малоизвестный в стране. Не менее популярны и его единомышленники – Иван Охлобыстин, Эдуард Бояков и Владимир Меньшов. Но все же главным «зазывалой» народа в прилепинской партии стал известнейший в прошлом актёр кино Стивен Сигал. На данном этапе исследования общественного мнения фиксируется запрос граждан на заход новых лиц и имён во власть и, при этом, наблюдается некоторое разочарование их в партиях «системной оппозиции». Однако подобный когнитивный запрос пока ещё не превратился в фактическую существенную поддержку от электората.

Рейтинг любого общественно-политического «клана» не может являться величиной постоянной. Уровень их влияния на нашу общественную жизнь постоянно меняется, благодаря разнообразным, многочисленным социально-экономическим процессам, происходящим и в нашем городе и нашем обществе.

«Полиграф.Медиа» в Яндекс.Дзене

0 комментариев

, чтобы оставлять комментарии