ЕСПЧ присудил 7,5 тыс евро жительнице Воронежа из-за домашнего насилия

Право 23.10.2019, 19:52
Поделиться

ЕСПЧ рассмотрел жалобу жертвы домашнего насилия из Воронежа. Потерпевшей присудили 7,5 тыс. евро компенсации морального вреда (по курсу Центробанка РФ это около полумиллиона рублей). Суть дела лишь на определенную часть заключалась в самом факте домашнего насилия. В жалобе также оспаривались действия российского суда, которые позволили супругу, подполковнику полиции, избежать наказания. ЕСПЧ опубликовал решение 22 октября, сообщил на своей странице в Facebook представитель потерпевшей Илья Сиволдаев.

В Европейский суд по правам человека 31 марта 2010 года поступила жалоба от заявителя Дианы Михайловны Барсовой (ранее Удалова) 1968 года рождения, проживающей в Воронеже.

Что установил Европейский суд

Коллегия ЕСПЧ (третья секция), состоящая из председателя Алены Полачковой, а также судей Дмитрия Дедова и Жильберто Феличи при секретаре секции Стивене Филлипсе, в закрытом заседании 1 октября 2019 года вынесла решение по иску Дианы Барсовой против России (дело № 20289/10). В Суде заявителя представлял Илья Сиволдаев, практикующий воронежский адвокат. Российскую Федерацию представлял сначала уполномоченный страны в ЕСПЧ Георгий Матюшкин, а затем – его преемник на этом посту Михаил Гальперин.

«Полиграф.Медиа» представляет авторский перевод раздела 1 The circumstances of the case (обстоятельства дела) описательной части решения ЕСПЧ.

Обстоятельства. Конфликт супругов

В 1997 году Диана вышла замуж за господина «У». В следующем году у них родилась дочь с врожденной инвалидностью. «У» работал старшим преподавателем в Воронежской школе полиции и обеспечивал семью; госпожа Барсова работала неполный рабочий день, чтобы заботиться о своей дочери.

«У», будучи пьяным, часто оскорблял свою жену. Он бил свою супругу, бросал на пол, заламывал руки и требовал извинений за какие-либо несуществующие проступки. Диана Барсова не обращалась к правоохранителям, опасаясь, что это может привести к увольнению мужа и потере дохода для семьи.

Однажды, 17 августа 2006 года – в четверг –, «У» напал на Диану Барсову. Ссора происходила на чердаке семейного дома. Он дважды ударил ее кулаком по шее. Диане удалось сбежать во двор, где могли находиться свидетели-соседи. Она предупредила мужа, что позвонит в милицию, если тот не остановится. Супруг напомнил Диане о его звании подполковника милиции:



В результате Диана все же набрала 02. Когда она называла сотруднику адрес, «У» снова напал на нее. Он повалил супругу лицом вниз, прижав к полу собственным весом. Затем «У» заломал руки Дианы и начал тянуть за них, причиняя женщине сильную боль. Она умоляла отпустить, и он отпустил ее.

Затем Диана Барсова вызвала милицию через таксофон. Спустя два часа на место прибыли правоохранители и взяли у потерпевшей показания. Полицейские доставили супруга в центральный РОВД Воронежа. Затем господин «У» сообщил сотрудникам, что является старшим по званию. Его сразу же отпустили.

В последующие рабочие дни – в пятницу и понедельник – Диана Барсова посетила врача общей практики, невролога и травматолога. Диагноз был такой: сотрясение мозга, множественные ушибы шеи, тела и конечностей. Врачи сообщили о пациентке с травмами в милицию и выдали пострадавшей десятидневный больничный.

29 августа 2006 года, спустя две недели после нападения «У» на свою супругу, начальник Центрального РОВД передал дело прокурору Центрального района в связи с тем, что подозреваемый являлся офицером милиции.

Далее, 4 сентября 2006 года, следователь прокуратуры допросил Диану Барсову и ее мужа, а также приложил к делу медицинские заключения. В тот же день он вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении «У», установив, что подозреваемый не совершал преступления, связанного с превышением или злоупотреблением должностных полномочий (статьи 285 и 286 УК РФ). Он посоветовал госпоже Барсовой возбудить судебное дело в порядке частного обвинения.

Обстоятельства. Затягивание судебного разбирательства

28 сентября 2006 года потерпевшая подала мировому судье Центрального района заявление. Она в частном порядке обвинила «У» в совершении побоев (ст. 116 УК РФ) и представила заключения врачей.


Первое слушание назначили на 17 октября 2006 года, но оно было отложено из-за отсутствия судьи. Дело дважды передавалось различным судьям. Новое слушание, назначенное на 15 марта 2007 года, не состоялось из-за отсутствия подсудимого, который вызвался добровольцем по поддержанию мира за рубежом.

После возвращения «У» в период с апреля по июнь 2007 года прошли три слушания. На последнем из них разбирательство отложили в связи с назначением однодневной медицинской экспертизы. Разбирательство возобновилось в сентябре 2007 года. Следующие два слушания в октябре и ноябре 2007 года не состоялись, поскольку «У» уехал за границу. В период с января по апрель 2008 года суд провел три слушания и перенес еще два из-за болезни судьи.

Обеспокоившись предстоящим истечением двухлетнего срока давности для привлечения к ответственности, 24 июня 2008 года Диана Барсова пожаловалась председателю областного суда на чрезмерную длительность судебного разбирательства и неоправданное затягивание. Через шесть недель она получила ответ: мировой судья не совершал каких-либо процессуальных нарушений, однако дело будет передано другому сотруднику.

Новый судья по закону обязан заново изучить все доказательства. Он назначил слушание на 23 июля 2008 года. Однако заседание отложили, поскольку обвиняемого «У» не известили должным образом о месте и времени слушания. На следующем заседании 7 августа 2008 года присутствовали все стороны, кроме «У». Судья приостановил разбирательство. Пострадавшая обжаловала соответствующие определение судьи. Центральный районный суд отменил акт нижестоящего судьи – это произошло 11 ноября 2008 года.

«У» не явился на четыре слушания в декабре 2008 года, январе и феврале 2009 года. Обвиняемый явился на заседание 10 апреля 2009 года. Спустя месяц он подал ходатайство о прекращении производства в связи с истечением срока давности для привлечения к ответственности. В тот же день судья первой инстанции прекратил производство по делу.

Не согласившись с судом, пострадавшая решила обжаловать постановление. Районный суд отклонил апелляционную жалобу. Кассационное обжалование в областном суде в октябре 2009 года также не увенчалось успехом.

Обстоятельства. Иск о компенсации за затягивание процесса

Ознакомившись с новым на тот момент российским законом «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», вступившим в силу 4 мая 2010 года, Диана Барсова подала соответствующее заявление в суд.

Решением от 10 мая 2011 года, оставленном без изменения определением от 15 сентября 2011 года, Воронежский областной суд отклонил иск заявительницы. Суд указал, что, допросив свидетелей и получив письменные доказательства, такие как дополнительное медицинское заключение, суд первой инстанции «создал условия для осуществления частным обвинителем своих прав и обязанностей в уголовном процессе». В результате этого задержки возникли по обстоятельствам, не зависящим от сторон уголовного процесса. Облсуд также высказал позицию о том, что многократная передача дела между судьями не повлияла на продолжительность разбирательства, поскольку каждое из них было завершено в течение разумного срока. Длительный срок рассмотрения дела возник из-за его сложности и объективных трудностей, связанных с пребыванием обвиняемого за пределами России.

Ход разбирательства в ЕСПЧ

«Полиграф.Медиа» считает, что читателю вряд ли будет интересен перевод остальной части решения ЕСПЧ: в ней содержится много повторяющейся и излишней информации. Расскажем коротко, как прошли прения и что по этому поводу думает европейский суд.

Позиции сторон. Заявитель

Заявитель в лице Дианы Барсовой ссылался на нарушение Российской Федерацией статей 3, 6 и 13 конвенции (из официальной версии международного документа на русском языке):

  • Статья 3 – Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию;
  • Статья 6 – Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок …;
  • Статья 13 – Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Заявительница утверждала, что из-за затягивания процесса прошел срок привлечения господина «У» к ответственности и он остался безнаказанным. По ее словам, на это повлияли следующие факторы:

  • многократная передача дела различным судьям;
  • неприменение к «У» меры пресечения в виде подписки о невыезде;
  • неприменение к «У» судебных санкций за пропуск судебных слушаний;
  • неоправданно большие интервалы между слушаниями;
  • позднее назначение судебной медицинской экспертизы.

Чрезмерное количество слушаний морально истощило заявительницу, отвлекло ее от работы и причинило ущерб личным финансам. Пострадавшая оплачивала услуги представителя-юриста в размере до ста евро за каждое слушание, поскольку жертвы семейного насилия в Российской федерации не обеспечиваются бесплатной юридической помощью. По мнению заявительницы, «У» вызвался добровольцем в зарубежную миссию специально – чтобы отсрочить разбирательство. Суд мог бы потребовать от министерства внутренних дел отозвать его из командировки, воспрепятствовать его дальнейшему отъезду и обязать явиться на заседание. Заявительница указала и иной способ: по ее мнению, суд мог приостановить течение срока исковой давности на время отсутствия подсудимого.

Позиции сторон. Ответчик

Представитель ответчика в лице Российской Федерации перечислил положения УК РФ о преступлениях против физической неприкосновенности и положения УПК РФ, регулирующие процедуру рассмотрения заявлений частного обвинения. Ответчик считает, что законодательство России является достаточным для выполнения положений статьи 3 конвенции (о бесчеловечном или унижающем обращении).

По словам ответчика, задержки в данном деле объясняются главным образом отсутствием обвиняемого в России. Правительство России посчитало, что заявительница не смогла привлечь своего мужа к ответственности по причинам, не зависимым от российских судов или властей. Кроме того, Диана Барсова могла бы предъявить к супругу гражданский иск о компенсации, но не использовала эту возможность.

Судебный анализ дела

Коллегия ЕСПЧ отметила, что в России отсутствует специальное законодательство, направленное на борьбу с насилием в семье: не предусмотрена отдельная статья в законодательстве и подобные факты не являются отягчающей формой преступления по какой-либо существующей статье.

Коллегия европейского суда считает, что УК РФ оставляет вне правового регулирования многие формы бытового насилия, такие как психологическое или экономическое, а также контролирующее или принуждающее поведение. Также ЕСПЧ обратил внимание на то, что российское законодательство разделяет телесные повреждения разной степени тяжести на производство публичного, частно-публичного и частного порядка. То есть, не все виды домашнего физического насилия преследуются по умолчанию, для возбуждения дел по некоторым из них требуется заявление потерпевшего. Частное обвинение означает, что возбуждение и осуществление уголовного судопроизводства оставлено на усмотрение заявительницы и что она должна собрать доказательства, способные установить вину насильника в соответствии с уголовным стандартом доказывания.

Европейский суд отметил, что ни один полицейский не помог пострадавшей собрать улики. Ни один прокурор не посодействовал в подготовке юридических документов от ее имени. Услуги адвоката женщина оплачивала самостоятельно. Также она была вынуждена брать отгулы на работе и отстраняться от ухода за ребенком, чтобы присутствовать на слушаниях. Судьи отметили:



Европейский суд также указал, что двухлетний срок – не показатель неспособности российского суда разобраться в деле:

«Это дело не было сложным и включало в себя лишь один инцидент с применением насилия. Личность преступника была известна и не вызывала сомнений. Медицинские доказательства, подтверждающие утверждения заявителя, были доступны с первого дня разбирательства; дополнительная медицинская экспертиза была завершена в течение одного дня».

Касательно якобы объективных причин отложения разбирательства в России европейские судьи заявили следующее:

«Что касается утверждения правительства о том, что оно не несет ответственности за задержки, вызванные ответчиком, суд вновь заявляет, что национальные власти обязаны сдерживать оскорбительное и медлительное поведение стороны в разбирательстве. Большое количество слушаний не состоялось из-за отсутствия «У» в России. Правительство не представило никаких объяснений, почему «У» была предоставлена свобода приходить и уходить, когда ему заблагорассудится, на протяжении всего судебного процесса».

Решение ЕСПЧ

Коллегия ЕСПЧ единогласно признала факт нарушения статьи 3 конвенции.

Суд постановил обязать Российскую Федерацию в течение трех месяцев выплатить заявительнице компенсацию морального вреда в размере 7,5 тыс. евро (около 533 тыс. рублей) и компенсацию судебных расходов в размере 1 696 евро (около 120 тыс. рублей) плюс любой налог, который может взыматься с заявителя в отношении морального вреда или расходов.

«Если по истечении трех месяцев, отведенных на исполнение решения, оно так и не будет исполнено, то до момента выплаты указанных сумм будут начисляться простые проценты по ставке, равной предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение этого периода плюс три процентных пункта», – дополнительно указал Европейский суд по правам человека.

Комментарий эксперта

Воронежский практикующий юрист Алексей Андреещев отметил:

«Исполнение решений ЕСПЧ иногда напоминает выигрыш в лотерею. Вроде получил огромные деньги и ты победитель, но «снять» всю сумму может не получиться. Решения исполняются, но с тележным скрипом. Иногда информация по выплатам даже не публикуется. В 2018 году по 540 делам не было такой информации, а значит можно предположить, что компенсаций люди так и не получили, хотя Минюст утверждает, что люди не получают денег по своей вине, так как не предоставляют в срок все необходимые документы».

«Полиграф.Медиа» в Яндекс.Дзене

0 комментариев

, чтобы оставлять комментарии